<<< Главная страница | << Тюремная жизнь

Цвета тюрем и зон. Черные тюрьмы и зоны.

На днях пришло письмо:

Не стал бы приветствовать и полное отсутствие писем читателей в рассылке "Как выжить...". Вы открыли для обдумывание и обсуждения больную и интересную тему. Но убрав полностью отклик становитесь (можете стать) занудным лектором. Ваш взгляд и личный опыт предельно интересен. Но интересно и понять как он сформировался - через какие возможные незнания (письма читателей) непонимания и мифы (письма читателей) он прошел (или мог пройти). Пожалуй надо сформировать цель рассылки: мы не создаем руководство как с минимальными потерями "сходить" на зону, а пытаемся дать шанс "свободным" остаться людьми после ее посещения...

--
Best regards,
stas

Последнее предложение очень в точку. И не только после ее посещения, а даже и не посещая...

По поводу писем, мне кажется, так будет все таки лучше - просто читайте и вторую рассылку.

Многие в своих письмах просят больше конкретики – что делать, что бы с первых дней не попасть, как говорят в тех местах, обеими ногами в маргарин.

Во-первых, читайте первые выпуски.

Во-вторых, скажу еще раз – невозможно дать конкретные советы на все случаи жизни. Жизнь - она штука очень веселая – как бы вы к ней не становились, она все равно найдет возможность подойти сзади и поиметь вас. С тем, что бы вы поняли что-то. Знание само по себе очень мало стоит – важно понимание. Можно думать о том, что вы не боитесь смерти или унижения, но, когда реальность берет за горло, все мысли куда-то деваются, оставляя вас сам на сам с вашим страхом...

В третьих – в начале хочу рассказать некоторые общие принципы, порядки, терминологию, чтобы постепенно перейти к конкретике. Мне кажется, так будет более доступно.

И, наконец, подписывайтесь на вторую рассылку, где публикуются письма также и с конкретными вопросами и конкретными на них ответами. Только что отправил в выпуск интересное письмо работника правоохранительных органов с его точкой зрения на происходящее и саму рассылку. Вопросов там этот раз нет, но письмо неплохое.

Так что еще несколько слов о „цвете” (масти) тюрем. По зековской терминологии они бывают „черными” и „красными”. Это показывает то, чьи понятия преобладают – ментовские или воровские. Так же делят и зоны. В мое время к типично черным тюрьмам можно было отнести Калининград, к красным – Белгород, Черновцы, Львов (это из тех, где я побывал). Как обычно, все определения страдают однобокостью, но в тюрьмах их любят.

Обычно сейчас черные тюрьмы находятся в больших городах, где сильно движение братвы. Без поддержки с воли это не так легко. Поддержка заключается обычно в том, что физически наказываются беспредельщики среди ментов (все ведь живут в городе или его окрестностях и иногда поздно приходится возвращаться домой). Договариваются с администрацией – хозяином, начальником оперчасти или режима (не всегда реально рулит тот, кто старше по званию или должности). Вероятно, не обходится без платы за такие труды. Хотя, как я уже говорил раньше, в определенной степени такое положение вещей выгодно и администрации.

Деньги могут идти и легально – в качестве благотворительного взноса какой-то фирмы, который идет на закупку, например, медикаментов или других необходимых вещей, или просто в виде гуманитарки. Надо ж начальнику обеспечить хоть какой-то минимум для жизни зеков. Чем хуже финансирование государства, тем больше вероятность принятия помощи извне. Иначе – там ведь живые люди, которые начинают болеть и умирать, писать жалобы, объявлять голодовки, кончать жизнь самоубийством.

Греются тюрьмы и лагеря и просто передачами, в которых обычно превалируют сигареты и чай. Их часто передают смотрящим, а те уже распределяют по нужде – карантины, буры, карцера, больничка, транзитки. На Новый год в Калининградской тюрьме раскинули всем подарки, а это в общей сложности пару тысяч человек - сигарет штук по 15 на арестанта и пару замуток чая. Всегда уделялось внимание малолеткам, женщинам.

Можно было получить подарок на день рождения, если в хате голяк к этому моменту оказался. Также помощь полагалась при выходе из карцера. Это все, конечно, повышает авторитет черных лидеров и способствует продвижению их понятий и идеологии.

Немало делается в плане поддержания черного цвета и изнутри тюрем теми, кто взял на себя груз пхнуть по жизни по понятиям. Для них всяческие репрессии в виде карцеров, буров (это от сокращения "барак усиленного режима") и т.п. только способствуют росту их авторитета и продвижению по лестнице воровской иерархии. Это как медали и ордена за боевые заслуги. Никто не может стать действительно вором или авторитетом без того, что бы быть испытанным на прочность в ментовской костедробилке.

Те же, кто добивается этого с помощью денег и определенной наглости, что нередко имело место последнее десятилетие, получают презрение ревнителей чистоты традиций и, при удобном случае, подножку и отсутствие сочувствия при падении.

А для того, что бы в эту костоломку попасть, нужно идти на сознательные действия по борьбе за черные права арестантов, организовывать «фронт сопротивления». Что нередко имеет определенный успех и с чем администрации приходится считаться. Если человек не боится карцера, холода, голода, избиений, туберкулеза, а наоборот, к этому стремится – его трудно остановить. Таких немного, но и не мало. Нередко один такой харизматик, попавший в тюрьму или на зону, может реально изменить положение, при наличии, конечно, определенной способности к стратегическому мышлению и прикладной психологии.

Мужикам это тоже зачастую нравится – при черном режиме каждый может, например, обратиться «по инстанциям» за помощью, если считает, что с ним обошлись в чем-то несправедливо. Хотя на зонах мужики уже не всегда довольны воровским порядком и часто высказывают удовлетворение, когда он ломается. Это связано с тем, что «коммунистические» принципы на зонах, в отличии от тюрем, уже действуют мало и черные авторитеты стремятся к власти.

А власть, как известно, всегда стремится к своему абсолютизму.

Понятийный порядок могут также при желании достаточно быстро ломать – для этого начинают ломать в первую очередь главных идеологов – воров, смотрящих, братву. Их забрасывают за малейшие нарушения режима в карцера и буры, максимально изолируют от остальной массы, перевозят в другие места. Находят больные точки, по которым бьют.

Для остальных – начинают закручивать гайки. Обычно это начинается с маски-шоу. Это может быть какой-нибудь ОМОН или что-то еще в этом роде. На зонах для этого могут собрать личный состав с близлежащих колоний и тюрем. Раньше использовались даже внутренние войска. Стрельба, шмоны, крики, дубинки, избиения, уничтожение личных вещей. Картина тяжелая.

Толпа без лидеров при таком воздействии очень быстро приходит к требуемому состоянию.

Источник: ТЮРЕМ.НЕТ

<<< Главная страница | << Тюремная жизнь